• Тибет
  • Бутан
  • Непал
  • Эфиопия
  • Килиманджаро
  • Московский Гималайский Гуманитарный Фонд
  • Moscow Himalayan Humanitarian Foundation

Гималайский ревизор

Гималайский ревизор


Журнал «Bikihi» февраль 2001 г.

Лео Бегемотов
Сергей Вертелов жил на берегу Женевского озера и получал сотню тысяч доларов в год.Потом он снял с себя корпоротивный воротничек и уехал из Швейцарии. Теперь его жизнь поделена поровну — между Гималаями и Моской. Почему?


Итак, у тебя была красивая жизнь…
Ну да. Престижная работа, элитная корпорация, высокая зарплата, хорошая квартира в Лозанне, билеты в любую точку мира…

Сергей Вертелов
Как ты умудрился все это получить?
Сначала я закончил МГИМО и попал работать в одну из «большой шестерки» аудиторских компаний. Во время рабочей поездки в Лондон я встретился с «хедхантерами» — охотниками за головами. В результате этой встречи мне была предложена позиция корпоративного аудитора огромной табачной компании. Я переехал в Лозанну, откуда четыре с половиной года осуществлял финансовый контроль за деятельностью табачных компаний в Европе, Африке и бывшем Советском Союзе.
Каково это-быть аудитором?
Природа аудиторской работы лучше всего определяется словами лермонтовского Демона: «Я тот, кого никто не любит». Приезжаешь на предприятие, а там паника — «к нам едет ревизор». И в этой роли приходилось выступать ежедневно.
Чего ты добился на этом поприще?
Какие перспективы тебя ждали?

Я не стал ни «флибустьером рынка», ни «вольным каменщиком». Я работал на дядю — пускай на самого бархатного и пузатого. Но мне платили около ста тысяч в год, а в перспективе, при удачном карьерном росте, эту сумму можно было бы умножить на какие-то цифры…
И от всего этого ты отказался… 
Я часто задавал себе вопрос: «Ради чего все, что я делаю?» У меня была обеспеченная и интересная жизнь — но каков конечный итог? Пополнение банковского счета? Как ни крути, а результатом моей деятельности — хотя сам я сигарет не продавал — было, тем не менее, увеличение продаж табачной продукции в мировом масштабе. В какой-то момент я понял, что есть более важные и присущие лично мне вещи.
И вот ты все бросил. Как это произошло? 
Ты думаешь, что, проведя очередной аудит, я вдруг заорал: «А ну егов качель! Даешь Гималаи!»? Ничего подобного!Туда, где я сейчас, я пришел поэтапнои закономерно. Живя в Швейцарии,я пристрастился к горам, потом съездил в Гималаи… В итоге — уехал из Лозанны в Москву, подтянул пояса, закусил удила и создал «Гималайский клуб»- для себя и для всех тех, кому интересны Гималаи. Это туристы, альпинисты, любители экстремального спорта, люди, занятые духовными исканиями.
Почему именно Гималаи? Чем тебе Альпы не подошли?
Альп стало недостаточно. Какой-нибудь альпийский фермер, вскопав грядку, может сесть в свой «Порше» и отправиться в международный аэропорт, находящийся за полтора часа езды от этой грядки. Горы сами по себе подразумевают нечто гораздо большее, а в полностью цивилизованных Альпах многого уже не хватает.
Может быть, все дело в том, что Гималаи выше, чем Альпы? 
Гималаи — это не только самые высокие в мире горы, это приключения, путешествия, это Восток, буддизм, в конце концов. Все это настолько интересно, что не пытаться узнать об этом больше — значит наступать на горло собственному любопытству.
Что ты узнал в Гималаях, чему научился?
Многому научил меня горный народ шерпа, живущий в районе Эвереста. Шерпа обладают чрезвычайной выносливостью и обеспечивают жизнедеятельность всех путешественников на высокогорных маршрутах. Кроме того, они удивительно терпимы, у них совершенно нет негатива, им даже трудно сказать слово «нет». Гималаям, несмотря на крайнюю бедность региона, присуща общая доброжелательность, атмосфера гармонии и позитивные вибрации. Гималаи научили меня избавляться от ненужных привязанностей и проще относиться к факту собственного существования.
Итак, твоя жизнь серьезно изменилась. Какая она теперь?
Я избавился от галстука — не только на шее, но и в душе. Сейчас провожу в Гималаях по шесть месяцев в году. Бываю в самых разных местах — все зависит от маршрута, в гостиницах города Катманду, в палатках, на высокогорных постоялых дворах. В кругу моего общения самые экзотические люди: от членов королевской семьи Непала до простых носильщиков. В Гималаях меня многие знают, у меня даже есть местное прозвище Шерпа — дело в том, что я зарекомендовал себя выносливым горцем и носил на себе тяжелые грузы, что не присуще большинству «белых туристов»
Ты доволен тем, чего добился?
Несмотря на то что я получаю в несколько раз меньше чем раньше, зато работаю не на дядю, а на себя и именно в той области, которая мне нравится и где чувствую себя компетентным.

Возврат к списку