• Тибет
  • Бутан
  • Непал
  • Эфиопия
  • Килиманджаро
  • Московский Гималайский Гуманитарный Фонд
  • Moscow Himalayan Humanitarian Foundation

Друг Гаутама

Друг Гаутама

Книжное обозрение «Ex libris НГ» 22 марта 2001г.

В издательской фирме ’Восточная литература’ при финансовой поддержке Гималайского клуба (www.himalaya.ru) выходит книга известного российского востоковеда и переводчика Валерия Андросова «Будда Шакьямуни и индийский буддизм. Современное истолкование древних текстов». Книга предполагает три уровня знакомства с предложенной автором темой. Первый и наиболее доступный для понимания — собственно жизнеописание — представлен критическими пересказами и аннотированными переводами буддийских текстов, последовательно повествующих о главных эпизодах жизни Возвышенного, природе Его Дара (знания). Этот тот минимум, который необходимо знать всем, кто интересуется историей религий, в частности буддизма. Второй уровень — описание исторических и канонических источников имеет научное значение. Третий уровень — теоретико-методологическое исследование происхождения буддизма — потребует более глубоких буддологических знаний, а также знакомства с современными психологическими и культурологическими работами. Несомненно, книга будет иметь большое значение для возрождения и развития отечественной буддологической школы, которая после яркого всплеска научной мысли во второй половине XIX — первой трети XX веков была разгромлена и ныне с трудом восстанавливается. Продолжающееся уничтожение буддийских памятников в Афганистане сообщает книге Валерия Андросова дополнительную актуальность.
Предлагаем вашему вниманию отрывок из главы IV главы книги.

От первой проповеди Просветленного до нирваны Будды

Итак, решение было принято. Тень сомнений растаяла в свете знания. Раздумывая над тем, с кем поделиться Даром в первую очередь,Шакьямуни сразу же вспомнил с теплотой своих мудрых учителей. Однако, открыв «божественное око», Просветленный не нашел их на бренной земле. Силой Всеведения Он узнал, что почтенный Арада Калама, который был уже в преклонном возрасте, ушел в мир иной неделю назад, т.е. в ночь Бодхи. Выяснил Будда и то, что достойный Удрака Рамапутра умер накануне вечером. 
«Божественное око» Благодатного увидело пять аскетов, которые совсем недавно были Его друзьями-сотоварищами по отшельнической практике. В это время они как раз прибыли в славный град Варанаси и расположились близ него в Оленьей роще на окраине пригородного местечка, называемого в древних палийских текстах Исипатана, Сарнатх и т.д. Туда же отправился в путь Просветленный. Некоторые источники приводят отдельные эпизоды встреч Будды в этом путешествии. Так, в первый же день пути, в Гае, к Нему обратился странствующий йогин Упака (на санскр. Упага), нагой аскет из адживиков: «О друг, Твой лик и взгляд удивительно чисты, светлы, да и телом Ты свеж и прекрасен. В чем же Твое отречение? Кто Твой учитель? Какой закон Ты проповедуешь?» Благодатный ответил ему: 
Все мною преодолено, все мною познано, 
Я ничем не запятнан и от всего отрекся, 
Я полностью высвободился из тисков желаний. 
Все это обретено самостоятельно. Кого же мне называть учителем? 
Нет у меня учителя, и равного мне нет во всех мирах. 
Никто не сравнится со мною даже среди богов. 
Только Я есмь достойный нирваны (архат) в этом мире. 
В нем Я непревзойденный Учитель. 
Я есмь единственный Совершенно Просветленный. 
Я есмь невозмутимый и умиротворенный. 
Я иду в город Каши (Варанаси), дабы повернуть Колесо Закона. 
В этом мире слепых Я буду бить в барабан Бессмертия.
Упака снова спросил:«’О друг, Ты полагаешь, что удостоился нирваны (стал архатом) и являешься Вселенским победителем?» Будда вновь ответствовал:
О Упака, победители, подобные мне, 
Это те, кто полностью удалили омрачения. 
Я победил все Зло мира, 
Поэтому Я зовусь Победителем. 
«Пусть будет так, о Друг», — молвил Упака и пошел своей дорогой. Надо отметить, что в первых своих выступлениях Будда еще пребывал в поисках средств выражения обретенного Дара и потому излишне подчеркивал свое ’Я’, что совершенно несвойственно ни Его более поздним речам, ни самому духу буддизма. Ведь одна из главных целей Учения — избавление от привязанности к собственному Я, от гордыни. 
Просветленный продолжил путь и, переходя от местечка к местечку, спустя несколько дней вышел к полноводному Гангу. В те далекие времена мостов через реку не было, и Путник обратился к лодочнику с просьбой переправить Его на другой берег. Тот попросил плату.«Подвижники духа не имеют денег», — произнес Будда и ’перешел’ реку по воздуху, яко посуху, гласит легенда. Другие источники предпочитают образную метафору:«Просветленный пролетел над Гангом, как Царь-Лебедь». Надо отметить, что в индийской культуре прошлого и настоящего такого рода действа святых мужей и йогинов отнюдь не выглядят как нечто сверхъестественное. В жизнеописаниях религиозных великих деятелей умение перемещаться в пространстве обычно относится к рядовым способностям. Оно отнюдь не расценивалось в качестве чуда, как то было в случае с Иисусом Христом.

Первый поворот Колеса Закона 

Истинносущий не спрашивал дороги, Он знал доподлинно, куда идти. Еще издали Его приближение увидели пять аскетов. Удивились и сговорились меж собой:«Братья, не будем ни приветствовать Его, ни брать у Него чашу для подношений, ни готовить Ему сидения». Ибо считали они Его отказником духа, изменником отшельнических правил. Но лишь свет очей Его достиг их лиц, забыли они об уговоре, вышли радостные навстречу и дружески приветствовали. Приняли они и чашу Его, и сидение предложили, и сбегали за водой для омовения ног, и полотенце нашли.
Благодатный уселся поудобнее, умылся, смыл дорожную пыль со своих стоп, скрестил ноги, выпрямил спину и взглянул окрест. Друзья-отшельники решили привлечь Его внимание. ’Друг Гаутама’, — обратились они к нему. На что Победитель Мары возразил: ’Подвижники (бхикшу), не зовите Истинносущего (Татхагату) по имени или словом ’друг’, как равного. Истинносущий — это Тот, кто удостоился нирваны (архат), кто достиг наивысочайшего совершенного Просветления. Да услышьте, подвижники, Я обрел бессмертие. Я буду учить и возглашать Закон. Практически следуя моим наставлениям, вы вскоре, уже в этом рождении познаете и неопосредованно постигнете, что есть высшая цель духовной жизни, ради которой юные брахманы уходят из дома в отшельничество’. 
Друзья-аскеты не очень прониклись услышанным и высказали своему бывшему товарищу сомнения: ’Друг Гаутама, ты ведь не смог достичь наивысшего совершенного знания и сверхъестественного состояния сознания, даже практикуя крайне трудные и мучительные испытания-истязания тела и ума. Как же ты, проживая теперь в удовольствиях, отказавшись от духовных устремлений, прозябая в ублажении себя, смог обрести столь совершенное знание и сверхъестественное состояние?’
На это Будда ответил: ’О подвижники, Истинносущий не пребывает в удовольствиях, не отказался от духовных устремлений и отнюдь не погряз в ублажении себя. Истинносущий — это Тот, кто удостоился нирваны, кто достиг наивысочайшего совершенного Просветления. Да услышьте, подвижники, Я обрел бессмертие. Я буду учить и давать Закон. Практически следуя моим наставлениям, вы вскоре, уже в этом рождении познаете и неопосредованно постигнете, что есть высшая цель духовной жизни, ради которой юные брахманы уходят из дома в отшельничество’.
Одним словом, Он отверг обвинения и настаивал на главных чертах своего нового Дара. Еще некоторое время продолжался спор между ними, пока Благодатному не удалось наконец убедить пятерку подвижников посидеть молча и хорошенько подумать, слушая Его Первую Проповедь, торжественно называемую поворот Колеса Закона.
— О нищенствующие подвижники духа, существуют две крайности, к коим не нужно приближаться тому, кто решил удалиться от мира. 
Какие две?
Одна — это жизнь, посвященная ублажению чувственных желаний, что низко, пошло, обыденно, недостойно и бесцельно. 
Другая — это самоистязание, что мучительно, недостойно и бесцельно. 
Не будучи влекомым этими двумя крайностями, Истинносущий открыл Срединный Путь, дарующий проникновенное видение, подлинное постижение, ведущий к умиротворению, высшему знанию, Просветлению и окончательному освобождению от череды рождений — к нирване.
Каков же, о подвижники, этот Срединный Путь, открытый Истинносущим, дарующий проникновенное видение, подлинное постижение, ведущий к умиротворению, высшему знанию, Просветлению и окончательному освобождению от череды рождений — к нирване?
Этот достойный Восьмеричный Путь состоит в правильных воззрениях, правильных размышлениях, правильных речах, правильных действиях (правильном поведении), правильном способе поддержания жизни, правильном приложении усилий, правильной памяти и в правильном сосредоточении. Это и есть, о подвижники, Срединный Путь, открытый Истинносущим, дарующий проникновенное видение, подлинное постижение, ведущий к умиротворению, высшему знанию, Просветлению и окончательному освобождению от череды рождений — к нирване.
О подвижники, существует и благородная истина о страдании. Рождение есть страдание, старость — страдание, болезнь — страдание, смерть — страдание, скорбь, плач, боль, отчаяние и горение — все это страдание. Связанность тем, что неприятно, — страдание, потеря того, что приятно, — опять страдание. Не иметь того, что хочется, — тоже страдание.
О подвижники, существует и благородная истина о причине страдания. Это жажда, из которой происходит череда рождений, сопровождаемых чувственными наслаждениями и вожделениями. Эта жажда удовлетворяется то одним, то другим. Она состоит в жажде ублажать чувственность, жажде (лучшего) существования и жажде разрушения, небытия. 
О подвижники, существует и благородная истина о прекращении страдания. Это высвобождение от жажды и полное искоренение страсти, что достигается оставлением их, отречением от них, отвращением к ним и преодолением их (ради освобождения).
О подвижники, существует и благородная истина о Пути прекращения страдания. Это благородный Восьмеричный Путь, состоящий в правильном осуществлении воззрений, размышлений, речей, действий (поведения), способа поддержания жизни, приложения усилий, памяти и сосредоточения. 
Когда, о подвижники, Я овладел благородной истиной о страдании, тогда же даровано Мне было озарение, знание, мудрое проникновение в сущность (страдания) и ясное понимание учений, о коих прежде не слышали. 
Трижды Просветленный повторил сказанное. Затем еще трижды Он утверждал о своем Даре, вторя то же самое об овладении каждой из трех других благородных истин. После того как Будда поведал о содержании озарения, он продолжил вещать Первую проповедь. 
— О подвижники, пока Я не уяснил для себя полноту и совершенство знания четырех Благородных истин, знания трехчастного и двенадцативидного, до тех пор Я не обрел еще абсолютно совершенного Просветления и не превозносил его в мирах богов, Мары и Брахмы, среди отшельников и брахманов, среди богов и людей.
Когда же Я овладел совершенно и полностью знанием четырех Благородных истин, знанием трехчастным и двенадцативидным, тогда, о подвижники, постиг Я, что обрел наивысшее абсолютное Просветление, тогда и изрек это в мирах богов, Мары и Брахмы, среди отшельников и брахманов, среди богов и людей.
И открылось Мне видение провидцев, что освобождение Моего сознания непоколебимо, что эта Моя жизнь последняя, больше не будет новых рождений.
Так говорил Благодатный. Слушали Его не только люди, но и божества бесчисленных небесных сфер, признавшие эту проповедь величайшей из всех когда-либо произнесенных на земле. И возрадовались сердца пяти подвижников, земных слушателей Его Речи. У одного из них, досточтимого Каундиньи, от воспринятого Слова открылось незапятнанное, чистое видение (око) Закона, и он молвил:’Все, что имеет происхождение, то не избежит уничтожения’.
Вот как пришло в движение Колесо Закона, открыв око истины у первого ученика, внимавшего Будде. Собственно вращение Колеса Дхармы означает изложение и объяснение Закона для других умов ради достижения ими той же цели — Просветления. Ход Колеса, как и солнца, которое оно символизирует, больше не остановить ни богам, ни Маре, ни Брахме, ни отшельникам, ни брахманам и никому другому во всей Вселенной. И глас Брахмы вознесся об этом на всех ее просторах, а Победитель воскликнул: ’О Каундинья, ты постиг Закон!’ 
Тогда Каундинья попросил Просветленного совершить над ним обряды отречения от мира и посвящения соответственно новому Закону. После этого он был первым принят в общину (сангху) Будды со словами: ’Войди, подвижник, и готовься правильно возвещать Учение. Следуй стезей духовной жизни до полного искоренения страдания’. Такова была древнейшая формула посвящения в буддийские монахи

Возврат к списку